Еще одна крупная фейковая спецконфискация Луценко

13 ноября Генеральная прокуратура сообщила о специальной конфискации нефтепродуктов стоимостью более 800 млн грн в рамках расследования “преступной схемы Сергея Курченко”.

Кто помнит историю хищения этого горючего: сомнительно арестованные нефтепродукты были проданы без аукциона и по заниженным ценам бизнесмену из окружения Сергея Пашинского.

Государство от этой сделки понесла, по данным СБУ, 250 млн гривен убытков. Было возбуждено несколько уголовных дел, которые до сих пор расследуются. Но практически из доказанных они превратились в бесперспективные. Так как решение суда о спецконфискации автоматически нивелирует нанесенный государству ущерб и, как следствие, состав преступления в действиях причастных к хищению нефтепродуктов.

Но это – не единственная причина, почему решение понадобилось именно сейчас.

Стало известно, что в октябре кипрская компания “Empson Limited”, владелец Одесского нефтеперерабатывающего завода с 2013 года, начала процедуру международного инвестиционного арбитража о незаконной экспроприации его имущества.

По мнению оффшорки, государство Украина нарушила их право на защиту своих инвестиций, в связи с “захватом, конфискацией и последующей противоправной продажей нефтепродуктов Одесского НПЗ, арестом и последующей специальной конфискацией активов, движимого и недвижимого имущества Одесского НПЗ …” – цитата из документа.

Приговор о спецконфискации нефтепродуктов генпрокурор Луценко “склипав” пост-фактум, только для того, чтобы Украина имела хоть какое-то доказательство преступного происхождения имущества для международного суда.

Ну и, конечно, для собственного пиара.

Конфискована “дырка от бублика”

Конфискованные генпрокурором Луценко 800 млн грн существуют только на бумаге, а в государственный бюджет в лучшем случае попадет маленькая часть от той суммы или вообще не попадет ничего.

Напомним, горючее было арестовано как вещественное доказательство и передано для хранения и реализации ГП “Укртранснафтопродукт”. Поскольку вещественное доказательство имело “короткий срок годности”, большую его часть решили продать до приговора суда о конфискации. Деньги должны положить на казначейский счет – до решения суда о конфискации тратить их было нельзя.

“Укртранснафтопродукт” продало 94 500 тонн нефтепродуктов без аукциона и со значительным дисконтом одной фирме, которая контролировалась бизнесменом Сергеем Тищенко. Деньги от продажи – около 433 млн грн – частично потратили на свою деятельность, частично положили на счета ГП в банке “Фортуна” Сергея Тищенко. При этом 396 млн грн так и не были уплачены покупателем, так как по условиям контракта он получил два года отсрочки платежа.

Остальные средства “Укртранснафтопродукт” использовал в своей деятельности.

В итоге осталось только то, что положили в Фортуна-Банк, примерно 102 млн грн. Именно это и могло бы попасть в бюджет после приговора Одесского суда. Не анонсированного генпрокурором 800000000, а лишь восьмая часть от них, возврат которых представляется маловероятным.

Фортуна-Банк с 22 февраля 2017 находится в процессе ликвидации . Поэтому требование государства взыскать эти средства попадает аж в седьмую очередь удовлетворения требований кредиторов.

Задолженность банка перед вкладчиками на момент введения временной администрации оценивалась в 431 млн грн , а общая ликвидационная масса банка оценивается в 595 млн грн . Учитывая это, седьмой очереди кредиторов просто может не хватить средств.

Пару слов о законности самой конфискации

Нефтепродукты были конфискованы приговором Киевского районного суда Одессы по соглашению со следствием.

Указанным приговором осуждены трое человек – директора и диспетчера ООО “Лагуна-Рени” (компании, которая должна осуществлять транзит нефтепродуктов), а также одного “орагнизатора” от Курченко. Вся “преступная схема С.Курченка” заключалась в том, что Лагуна-Рени под видом транзита ввозила в Украину нафтопродукуты. В действительности транзита или реэкспорта не было, а нефтепродукты продавались на территории Украины без уплаты обязательных налогов, сборов и платежей.

Обычный поиск в гугле показывает, что осужденные лица были просто исполнителями низшего звена. Все трое получили 5 лет лишения свободы условно и штраф 4500 грн. Убедительных аргументов, каким образом преступная деятельность обвиняемых лиц непосредственно связана с конкретными нефтепродуктами, к которым применена специальная конфискация, в приговоре не приводится.

Вообще мотивация суда по специальной конфискации достаточно странная.

Специальная конфискация применена не как санкция за совершение преступления, а за отдельным ходатайством прокурора в судебном заседании.

УПК не предусматривает такой возможности вообще. Вместо того, чтобы на основании надлежащих и достаточных доказательств от следствия вынести решение о специальной конфискации, суд “выслушал” мнение участников судебного заседания, “исследовал ходатайство” прокурора и пришел к выводу о конфискации. Интересно, что судьи другого суда на такой правовой “беспредел” не решились. Так, в сентябре этого года Суворовский районный суд Одессы отказался утверждать аналогичное соглашение с другим обвиняемым – через многочисленные процесульные нарушения.

Очевидно, в Киевском районном суде Одессы прокуроры нашли более благоприятную коллегию судей, которая и вынесла необходимый им приговор.

Это уже привычная “схема” для ГПУ, обкатана на двух конфискациях: 1500000000 долларов “общака Януковича” в апреле и Одесского НПЗ в июне этого года.

Удобство “схемы” заключается в том, что суд выносит приговор на основании признания подозреваемых и судьям не приходится давать оценку доказательствам виновности, собранных следствием. Также приговор о конфискации на основании соглашения невозможно обжаловать третьим сторонам, поскольку УПК дает такое право только сторонам сделки.

Все это в совокупности – одно большое нарушение законодательства, позволяет “пострадавшим владельцам” обжаловать конфискацию в европейских судах и требовать от Украины компенсации убытков.

В конце концов, так они и делают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *