Что не так в ЕС?

Польша и Венгрия, которых приняли в европейскую семью 13 лет назад, ведут себя националистически. Фолькер Ваґенер дает оценку давно тлеющему феномену.

Венгерский премьер-министр Виктор Орбан использовал свой визит на съезд партии Меркель – Христианско-социального союза (ХСС) – для того, чтобы четко передать свою позицию: мусульманские беженцы для его страны является мусульманскими захватчиками, “поэтому мы их не хотим “. И принуждения Венгрия вообще не хочет, сказал Орбан немецкой бульварной газете Bild. Вмешательство он не допустит, чтобы его страна получила больше уважения, ответил он на критику председателя Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Мартина Шульца (Martin Schulz). Нет сомнения: ЕС политически раскалывается.

Ценности Востока против ценностей Запада

Европейский Союз был желанным местом пребывания для стран бывшего Варшавского договора. Но это было 25 лет назад. Сейчас же европейское объединение государств имеет большие проблемы со своими молодыми членами. Польша и Венгрия видят брюссельское сообщество только в роли банкомата. Централизацию со стороны Брюсселя они отвергают. В мультикультуре Западной Европы они видят угрозу. Зато в Варшаве и Будапеште определяют новые старые ценности: родина, христианская вера и семья. Политически общественные идеалы вроде этих также популярны и в Чехии со Словакией. Сформировалось движение сопротивления открытым демократическим ценностям Западной Европы.

За этим стоит идея предоставить нации приоритетную место в глобализированном мире. Таким образом, Виктор Орбан и его партия Fidesz заново определяют масштабы ценностей. Речь идет о попытке изображаемого ими опасного мира, который стал сложным и коллективным, снова сделать простым. Таким же курсом движется и Ярослав Качиньский, председатель правящей партии “Право и справедливость” (ПиС) в Польше. Оба политика не скрывают своих предубеждений относительно западных моделей общества. Орбан окрестил свою новую Венгрию “нелиберальной страной”, а Качиньский назвал свою государственную перестройку “хорошей сменой”. Европейские ценности, переживают серьезные преобразования на Востоке.

После социализма – неолиберализм

И это не обязательно связано с экономическими проблемами. Предположение, что избитая кризисом экономика и высокая безработица усиливают националистические взгляды, опровергается Чехией. Рост экономики в этой стране на уровне около 5 процентов и низкие показатели безработицы – на уровне 3 процентов, один из самых низких показателей в Европе.

Подобная ситуация в Польше. В 1990 году среднестатистический поляк зарабатывал только одну двенадцатую того, что зарабатывал среднестатистический немец. В 2016 году это соотношение уже 1/3. Но национализм идет в наступление. New York Times пишет: “Популизм имеет прописку в Восточной Европе”.

Почему так происходит? Связано во многом это с тем, что восточные страны, пережившие трансформацию после 1990 года, никогда не проходили эру социал-демократии, объясняет Петр Бурас, один из ведущих политологов Польши. Неолиберализм  охватил заполоненное коммунизмом общество. Капитализм пришел без смягчений. Это оставило зерна, в частности по сей день ощутимого комплекса неполноценности. В Польше, говорит писатель Цемовит Щерек, смотрят на себя до сих пор так, как Запад смотрел на Польшу раньше: “Немного бедные, немного отсталые и малоэффективные”.

Польша: Держаться в стороне

Недавно новый польский премьер-министр Матеуш Моравецький совершил свой первый визит за границу – не в Брюссель, а в Будапешт. Это четкое политическое заявление: Венгрия важнее для Польши чем ЕС. После этого он посетил Словакию. Мало кто призывает поворачиваться к Брюсселю спиной, однако Варшава ведет себя в европейской семье как чужак. Многие люди придерживаются мнения, говорит польская писательница Инга Ивасьова, “что Европа отбирает наше достоинство”. С Запада приходят только “ограничения, проблемы и моральный релятивизм”.

Общественные темы Запада, как то равные права, секуляризация и права меньшинств, не прижились в Польше, говорит Ивасьова.

Вместо этого во времена правления правых популистов ПиС поляки заняты только собой. Эта определенная склонность к нелюдимости особенно очевидна в юбилейный 2018, когда Польша празднует столетие восстановления своего государственного суверенитета. Мерой всех вещей в Варшаве сейчас является национализм. Любые поучения от Брюсселя не воспринимаются. Правосудие ориентируется – по логике ПиС – на «волю народа». И по этому правильным направлением является то, что исторически Польша почти всегда была жертвой. Ответом на это стал патриотизм и национализм.

Венгрия: неопределенная национальная идентичность

Похожее положение дел можно наблюдать и в Венгрии. Премьер-министр Орбан систематически назначает в органы юстиции и госуправления своих сторонников, которые поддерживают его идеи. “Представление о том, что Венгрия во время политических изменений 90-х годов обратится к западным стандартам – демократического государственного устройства, рыночной экономики, конституционных прав, мультикультурализма – оказалось ошибочным”, – считает ректор Центрально университета в Будапеште Михаил Игнатьев.

Это учебное заведение, основанное при поддержке американского миллиардера Джорджа Сороса, пользуется уважением во всем мире, но для прагматических устремлений Орбана не имеет никакой ценности и значимости. “В этом университете учится будущая международная элита, которой не доверяют венгры – как написало в декабре издание Der Spiegel. – Сорос – символическая фигура, которая олицетворяет финансовый капитализм, который, по мнению правых популистов, грозит традициям”.

На коллективное сознание венгров повлияла и культурная борьба. В 1920 году Венгрия стала самостоятельным государством, отказавшись от двуединой монархии Габсбургов. Юная нация, которая испытывает потребность в том, что касается вопроса идентичности и самоопределения. Идея Орбана о возвращении “исконных ценностей” вызывает у венгров чувства сплоченности и безопасности. И в этом создаваемом ими мире нет мигрантов, био-хипстеров и чиновников из Брюсселя “, – пишет издание Der Spiegel.

В целом, все то, что сегодня можно наблюдать на восточных окраинах Евросоюза, многие европейские аналитики более 25 лет назад не могли предсказать. Тогда было важно другое. Переход к западным стандартам и свободной рыночной экономике с социальными гарантиями или без них должен был состояться в любом случае, причем в течение короткого времени.

Но еще в 90-х годах немецкий социолог-либерал Дарендорф (Ralf Darendorf) выступал против такого подхода. Социолог говорил о том, что для построения демократического общества нужно не менее 60 лет. И сейчас Польша и Венгрия в полной мере подтверждают его слова и является доказательством того, что Евросоюзу придется пройти еще долгий путь к гармонии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *